Репортаж: в Намибии существует ферма, где спасают гепардов

Уже 27 лет американка Лори Маркер старается сделать так, чтобы гепарды и фермеры могли сосуществовать мирно. Особенно это сложно по той причине, что гепарды охотятся на скот, а их жизненное пространство за сто лет уменьшилось в 10 раз.

Вооруженная палкой и длинной деревянной ложкой, Лори Маркер (Laurie Marker) смотрит на трех гепардов, промчавшихся прямо перед ней со скоростью более 80 км/ч. Как и каждое утро в этом природоохранном центре, расположенном посреди Намибии, крупные кошки тянутся лапами за красной тканью. Она прикреплена к кабелю и шевелится благодаря небольшому двигателю.

Один из гепардов быстро поймал ткань и зажал её между лапами, и Лори приближается к нему. Она открывает кошелек, свисающий с пояса, достает маленький кусочек кровавого мяса и кладет в ложку. Животное немедленно хватает мясо.

«Ложка позволяет пище не пачкаться об землю – гепарды довольно привередливы. Ещё таким образом мы избегаем укусов», – говорит Лори.

Этим ранним мартовским утром представление было таким же, как обычно. Каждый герой прекрасно знаком со своей ролью: она повторяется вот уже 15 лет. О ферме рассказывает Бертран Рьежё из журнала «Le monde».

 

На грани исчезновения

На момент создания Cheetah Conservation Fund (Фонда сохранения гепардов, CCF) в 1991 году Лори Маркер, американка из Орегона, не имела ни диплома, ни чьей-либо поддержки. Но у неё был опыт работы в зоопарке отца.

«Там у нас жили гепарды, и наш парк был одним из немногих в мире, где они были. Но вообще гепарды происходят из Намибии», – говорит она.

Именно тогда Лори влюбилась в этих кошачьих, способных развивать скорость до 110 километров в час – самых быстрых наземных млекопитающих в мире.

Она принялась наблюдать за ними, путешествуя по планете. Изучая гепардов, Лори проводила много времени в Намибии, где живёт самая крупная популяция гепардов в мире – сегодня это около 3 000 особей. Там она поняла: в Намибии, как и в других местах планеты, эти животные находятся на грани исчезновения из-за браконьерства, уменьшения площади их естественной среды обитания под влиянием человека, а также из-за бесчисленных конфликтов с фермерами.

Около 90% гепардов в этой стране живут на сельскохозяйственных угодьях, где пасутся стада. Телята, козы и овцы, кормильцы фермеров, являются их добычей. В среднем фермер из Намибии теряет 10-15% своих овец и 3-5% своего крупного рогатого скота. Хотя гепарды не единственные в этом виноваты, достаточно и других животных: прежде всего это гиеновидная собака и шакалы. Но фермеры не вникают, убивая всех подряд с помощью ловушек и ружей.

 

36 спасённых гепардов

Желая что-нибудь сделать для популяции гепардов, Лори Маркер решает переехать в Намибию в 1990 году. Страна только что обрела независимость от Южной Африки, но, в отличие от события 10-летней давности в соседней Зимбабве, это не сопровождалось конфискации земли у белых. Поэтому у американки довольно легко получилось приобрести участок земли прямо среди буша в 270 километрах на север от столицы, Виндхука, и построить там здания при помощи частных доноров.

Она начала со спасения раненых, больных или осиротевших гепардов. Выхаживая их, она выпускала самых сильных обратно в природу – около 2/3 от всех попавших. Часть животных она оставляла, чтобы привлечь туристов (10 000 посетителей в 2016 году) и – что самое важное – продолжать наблюдать за этим малоизученным видом.

Для этого там создана лаборатория, работают биологи и генетики, а результаты их исследований публикуются в научных журналах. Ради статуса эксперта Лори получила степень доктора зоологии в Оксфордском университете в 2002 году. Сегодня ее фонд CCF является научным центром и местом, куда съезжаются туристы. Для работы с ними нанято 20 человек, участвуют также стажёры со всего мира. Но центром внимания являются 36 гепардов, которые живут на просторных участках земли, отделённых ограждениями.

 

Пёс кангал может отпугнуть гепарда от стада, но стоит 70 долларов

Но одного изучения и заботы о животных недостаточно. Лори хотела бы предотвратить исчезновение вида и считает, что это возможно, если уменьшится количество столкновений между фермерами и гепардами. Для этого она задумала амбициозный проект.

«В Орегоне, неподалеку от зоопарка, где я работала, фермерские стада подвергались атакам койотов. Чтобы защититься от этих атак, фермеры использовали сторожевых псов – кангалов, огромных пастухов из Анатолии», – говорит она.

У фермеров в Намибии тоже есть собаки, но они скорее контролируют и водят стада, а не защищают их от хищников. В 1994 году Лори привезла из США несколько кангалов, обладающих массивным телосложением: высотой 80 сантиметров в холке при весе 60 килограммов. Они способны бороться, но скорее всего, это не пригодится: одного их присутствия достаточно, чтобы отпугнуть менее мощных гепардов от стада6. Первые фермеры, которые согласились опробовать этот метод, поражены: нападений стало на 80% меньше.

Несмотря на эти впечатляющие результаты, Лори уверена: перемены не произойдут быстро. Фермеры неохотно обременяют себя ещё одной собакой, меняют привычки, несут дополнительные расходы (CCF продаёт каждого кагала за 70 долларов). Особенности американку попрекают тем, что она пытается их учить животноводству, хотя сама не является фермером. Но ничего, она им станет.

 

Модельное стадо: почти 2 000 голов скота, чтобы переубедить фермеров

На созданной ей модельной ферме 200 коз и козлов. Они соседствуют с сотней баранов и примерно полутора тысячами коров и телят. Не только кангалы CCF должны изучить собачье ремесло охранника перед тем, как быть проданными. Лорен и ее помощники также должны заслужить доверие фермеров для того, чтобы советовать им.

«На сегодняшний день у нас 600 собак, – отмечает она. – Я получаю запросы со всех концов Намибии, а также из Южной Африки, Анголы, Ботсваны… В Танзании хотят проверить, как отреагирует на кангалов леопарды и львы. Очередь уже на год вперёд!»

Неужели необходимо управляться с практически 2 000 голов крупного рогатого скота, чтобы переубедить скептиков?

«Мы должны продемонстрировать фермерам, что наши собаки могут справиться с крупными стадами, – говорит Лори. Есть ещё одна причина, мысль о которой вызывает у женщины улыбку. – Вам ещё не показывали доильные залы?»

Дойка происходит два раза в день, в 5 и в 17 часов. 50 молочных коз дают практически 90 литров молока в день, из которого на ферме делают сыр и продают его в самом центре, а также в окрестных магазинах и ближайших городах. Для фонда это дополнительный источник дохода и одновременно доказательства того, что каждый ресурс используется максимально.

 

Среда обитания исчезает из-за засухи

И чтобы доказать, что она рассмотрела все аспекты проблемы, Лори Маркер предлагает посетить её небольшой завод по переработке древесных отходов, расположенный в нескольких сотнях метров от центра. Руководство этим заводом она доверила американскому биологу Брюсу Бриверу (Bruce Brewer).

«По причине засухи, чрезмерного выпаса скота и подсечно-огневой системы земледелия некоторые участки Намибии, на которых раньше росла пышная саванна, теперь покрыты колючими кустами», – говорит он. Больше всего из-за этого страдают скот и гепарды. Их жизненное пространство уменьшается, а вероятность контакта – увеличивается.

С 2002 года CCF предпринимает попытки очистить территорию от кустарников, чтобы восстановить открытую в среду, при которой возможно мирное сосуществование всех видов. Так замыкается круг:

«Каждый год мы производим несколько сотен тонн дров и древесного угля, – с гордостью демонстрирует Брюс. – Мы надеемся довести этот объём до нескольких тысяч тонн в год».

Инициатива, получившая имя Bushblok, имеет финансовую поддержку со стороны ЕС, Финляндии и Швеции.

«Продажа поленьев не приносит значительных денег, – признаёт Брюс. – Но цель гораздо важнее – вдохновить создание подобных инициатив по всей Намибии».

 

Исследование показало: на планете около 7 100 гепардов

Остается надеяться, что усилия CCF по спасению гепардов – это не капля в море. В декабре 2016 года «Зоологическое общество Лондона», а также общественные организации «Общество охраны дикой природы» и «Пантера» спонсировали исследование на мировом уровне. Его результаты говорят о том, что на планете осталось 7100 гепардов, по сравнению с 100 000, жившими столетие назад.

«7100 взрослых животных и подростков», – уточняет Анна Шмидт-Кюнцель (Anne Schmidt-Küntzel), генетик из CCF. – Если учесть совсем молодые особи и новорождённых, цифра приблизится к 10 000. Но с учётом огромной смертности молодых гепардов (около 75%), авторы ожидаемо сосредоточились на количестве взрослых».

Исследование содержит и другие удручающие данные: площадь естественной среды обитания кошки уменьшилась на 91%. Если в начале ХХ века гепард встречался во всех концах Африки, на Аравийском полуострове, Ближнем Востоке и в Центральной Азии, то сейчас его можно найти лишь в десятке африканских стран. Популяция в Иране насчитывает всего порядка 50 особей.

«Если бы львы или тигры исчезли, – утверждает Анна Шмидт-Кюнцель, – То остались бы другие представители их рода: пантера, леопард, ягуар… Но гепард – единственный представитель рода Acinonyx. Речь не просто об исчезающем виде, речь о целом роде».

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 28.03.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.