«Я по миру начал искать нефть». Минприроды хочет вложиться в геологоразведку

Министр природных ресурсов продолжает искать нефть, но на этот раз собирается быть убедительным и получить деньги на модернизацию отрасли.

С одобрения Правительства и Президента

История Беларуси с нефтью настолько давняя и целостная, что сложно найти для неё начало. Но мы попробуем: вчера министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Худык объявил, что у Минприроды «есть планы приступить к серьезной модернизации» геологоразведочной службы.

Правда, модернизацию уже начали осенью с планов по сокращению персонала в НПЦ по геологии. Перед открытием III Евразийского горно-геологического форума в Минске 15 ноября министр уточнил:

Модернизация ведется постоянно, но у нас на сегодняшний день есть планы более серьезно, с одобрения Правительства и Президента, приступить к модернизации геологоразведочной отрасли.

Идёт речь также о «цифровизации» отрасли. Ведомство готовит планы работ, но цифры чиновник не назвал. Хотя назвал цель, которой надо в итоге добиться: добывать больше углеводородного сырья, в первую очередь нефти.

 

Как министры стараются уже девять лет

Ирония в том, что «более серьёзно» заняться нефтью пытаются не первый год. Об этом приоритете говорил министр Владимир Цалко, который занял пост в 2009 году и тихо ушёл с него в 2015-м. «Импортозамещение», «полезные ископаемые», «традиционные топливные ресурсы, такие как торф и нефть» – этим словами он описывал планы в 2010-м.

Президент тогда же искал нефть в Азербайджане и Венесуэле, объясняя, что это необходимо для энергетической независимости от России.

– Переработав по той цене, которую Россия нам предложила, окажемся не просто в тупике, а в яме... Поэтому я по миру начал искать нефть. И мы ее нашли.

Но, видимо, маловато.

В июне 2015 года министром сделали Андрея Ковхуту, с его географическим образованием и опытом работы в НПЦ по геологии. В интервью преподаватель Ковхуты сказал, что ученику не повезло с назначением:

Так получилось, что сегодня при Академии наук геологии почти не осталось, всё при министерстве, а это не очень хорошо. Можно сказать, что ему не позавидуешь, – говорит в 2015 году учёный из Академии наук Родим Горецкий.

Забегая вперёд, добавим: осенью 2018-го при сокращении персонала в НПЦ по геологии анонимный сотрудник института говорит ещё более печально.

Никто в Беларуси толком геологией не занимался, ее довели <…> Экономическая ситуация тяжелая, заработки маленькие. Большинство опытных геологов и инженеров уехали в Россию на заработки… Министру, наверное, не поднять эту проблему одному.

 

Поиск ископаемых по-прежнему самое важное

Но вернёмся к руководителям. В 2015 году президент напоминал всем, что надо искать нефть. Министр Ковхуто был намерен найти много месторождений, однако нашёл буквально пару.

А уже в сентябре 2017 года Ковхуту отстранили, подозревая в незаконном колучении бюджетных денег для «НПЦ по геологии», который и занимается геологоразведкой. Среди претензий был также недостаточный объём геологоразведочных работ, срыв госпрограммы и недостаточное исследование недр.

Но далеко бывший министр не ушёл: уголовное дело закончилось не арестом, а переводом в «Белзарубежторг» при администрации президента. Он планировал  работать в подчинённой компании «Белгеопоиск», с зимы 2017 года больше не фигурирует в новостях.

Новый министр Андрей Худык назначен с тем же напутствием, что и прошлый – искать и найти нефть. Он промышленник, хозяйственник и проверенный человек – три года был замглавы администрации президента.

Таков профессиональный портрет, но мы не нашли информации о том, как чиновник защищал или изучал природу. Вероятно, это не приоритет при выборе главы Минприроды. Первое в списке направлений деятельности Минприроды на сайте – развитие минерально-сырьевой базы, а первая в списке сырья – нефть.

Увы, но министерство не идеально, несмотря на сильных специалистов или подписание международных документов, таких как Парижское соглашение, которое подразумевает постепенный отказ от ископаемого топлива.

 

Описание устойчивости сокращается с 204 до 10 страниц

Казалось бы, наши условия способствуют постепенному отказу: в Национальной стратегии устойчивого развития до 2020 года говорится, что мы добываем лишь 12-13% от необходимой нам нефти, и, скорее всего, ничего не изменится в будущем. Наш конёк – соли и стройматериалы.

Правда, в НСУР-2030 таких оценок нет и акцент уже скорее на модернизацию геологоразведки.

С проектом НСУР-2035 ещё интереснее: с одной стороны, специалисты анонсируют использование идей современной циркулярной экономики, а она подразумевает переход к возобновляемым источникам энергии. Но с другой – говорят и сокращении объёма документа с 204 страниц (НСУР-2020) до 8-10, где будут описаны прогнозные показатели, а не стратегические цели.

Минэкономики, который занимается документом, комментирует: мир меняется очень быстро, и «учитывать задачи на долгосрочный период оказывается затруднительным», – говорит министр экономики Дмитрий Крутой.

Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Худык заботиться об энергобезопасности, но уверен, что в тренде по-прежнему сырьевая экономика:

– Минерально-сырьевая база страны - это основа экономики <…> Наличие и рациональное использование минеральных ресурсов является необходимым условием для успешного развития экономики любого государства, – сказал он вчера.

 

Реальность: 1 рубль даёт 5-6 рублей прибыли

А теперь поговорим о том, как собираются реализовать громкие стратегии, совместив их с не менее важными распоряжениями. Как рассказал 13 ноября в интервью замминистра из Минприроды Андрей Хмель, чуда ждать не надо, надо копать глубже и чаще: нефть не наш конёк.

– У кого-то в избытке углеводороды, у кого-то — алмазы, а у нас — калийные соли. И их немало. У нас есть многие другие полезные ископаемые. Другое дело, что добраться до них из-за глубокого залегания не всегда просто и, соответственно, их добыча экономически нецелесообразна.

Исходя из этого, министерство предлагает увеличить площади, где идёт геологоразведка, улучшать карты и оборудование. Хмель говорит в интервью, что один рубль, вложенный в геологоразведку, в целом дает 5-6 рублей прибыли.

Он не уточняет, за счёт какого ресурса, но в других комментариях чиновники перечисляют: янтарь, вода, строительное сырьё, чистая вода… Но нефть, безусловно, является «основным и главным направлением работы НПЦ по геологии».

Министр и его коллеги ставят задачу сделать так, чтобы прирост запасов нефти превышал её добычу:

– И в этом году планируем ее выполнить, – добавляет министр.

Хотя наверняка министр и замминистра понимают, что природа не работает по плану и нефть не образуется за год или пятилетку. Хотя торф, образующийся по 1 миллиметру в год, они всё так же называют возобновлемым ресурсом.

 

Все всё понимают

Экономическое чудо произошло в Японии после Второй мировой войны, примерно тогда же было нефтяное чудо в Норвегии. В первом случае страна инвестировала в образование, бизнес и человеческий капитал. Во втором – воспользовалась открывшимися большими запасами нефти и тоже инвестировала.

Беларусь, как и эти страны, стремится повысить уровень жизни своих граждан, а также ускорить экономический рост. Мы даже пробовали создать собственное экономическое чудо. Павда, нефть в норвежских масштабах до сих пор не нашли.

Может быть, найдём? И не слишком важно, что при этом понимают чиновники: всё равно за три года меняется две трети их состава.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 16.11.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.