Рационально и устойчиво: выиграет ли болото Морочно от инвестиций?

Чешская фирма заинтересовалась разработкой торфа на болоте Морочно – такая новость появилась в начале декабря. Иностранное предприятие анализирует, стоит ли инвестировать 1,3 миллиона евро в Беларуси. Учёные считают, что разработка поможет бороться с постоянными пожарами, а после неё проблемный участок повторно заболотят. Можно ли считать такую стратегию устойчивой?

11.01.2017 Жывая прырода Крыніца: Багна

Политика государства реализуется через инвестиции

Полесские болота старше Беларуси и СССР вместе взятых, но именно политика государств в отношении природных ресурсов способствует тому, чтобы их становилось всё меньше.

В октябре представитель «Белтопгаз», которое подчиняется Минэнерго, рассказал: министерство уделит внимание развитию торфяной отрасли по указанию президента.

В декабре 2016 года оказалось, что на торфе можно сделать привлекательный инвестиционный проект для иностранцев. Сейчас чешское предприятие «Рашелина» размышляет о том, стоит ли вкладывать 1,3 миллиона евро в новые площади для добычи торфа на беларусском ОАО «Торфопредприятие Глинка» в Столинском районе.

История Морочно: амбивалентное спасение

Речь идёт о разработке площади в 150 гектаров на болоте Морочно. Как объяснили в Академии наук, решается вопрос о работе на нарушенном участке. Остальную территорию болота более 20 лет назад превратили в заказник, чтобы остановить добычу торфа, и повторно заболотили за счёт программы ПРООН/ГЭФ. Это дало результат: сейчас большая часть территории находится в состоянии, близком к естественному.

Но в 2011 году часть Морочно чуть не попала под разработку торфа, как и 7 других болот из Постановления Совета Министров РБ №794 «О некоторых вопросах добычи торфа на ООПТ».

В документе указана ориентировочная площадь месторождения в 200 гектаров. Совместными усилиями общественность и учёные отстояли все болота, кроме двух. На территории болота Морочно 289 гектаров были признаны пригодными для разработки.

Прошла реорганизация заказника «Морочно», после которой оставшаяся часть территории заказника стала охраняться тщательнее: заказник приобрёл статус республиканского и вошёл в число Рамсарских территорий.

«Конечно, мы были против того, чтобы делить заказник, но уже ничего не сделаешь, – говорит Ольга Каскевич, участница общественной организации «Багна» и координатор рабочей группы «Охрана дикой природы Беларуси». – Жалко местных жителей, которые 9 лет отстаивали эту территорию и боролись против торфодобычи. Но нам и так было известно, что этот участок отдали и что территория с точки зрения биоразнообразия будет потеряна».

В то же время важно, что принятые в 2015 году Стратегия по сохранению и рациональному (устойчивому) использованию торфяников и Схема распределения торфяников по направлениям использования до 2030 года являются рекомендательными, и местные власти могут оставить решение о добыче торфа за собой. На него может повлиять и проведение оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС): если на участке найдут «краснокнижников», то торфоразработка окажется под вопросом.

Предмет компромисса – нарушенный участок болота

Приход инвестора на Морочно был ожидаем. Этот участок заказника наряду с несколькими другими оказался результатом компромисса между экологами и энергетиками. Не последнюю роль сыграло и то, что для некоторых участков уже оформлен горный отвод земель и есть спорные территории, например в Шарковщинском, Пуховичском и Глубокском районах.

После длительных поисков оптимального решения в 2015 году появились два важных документа: Стратегия по сохранению и рациональному (устойчивому) использованию торфяников и Схема распределения торфяников по направлениям использования до 2030 года. Стратегия сменила Постановление №794 и фактически позволила понять, какие болота будут охранять, а какие – «рационально использовать».

Польза инвестиций: 20 лет инвесторы будут следить за пожарами

Учёные объясняют: добывая торф на бывшем участке заказника, инвестор будет должен следить за пожарной обстановкой во всём заказнике.

«Инвестор должен будет проследить, чтобы участок не горел, – говорит Александр Козулин, заведующий сектором международного сотрудничества НПЦ НАН по биоресурсам. – И заказник тоже, потому что пожары раньше возникали на его границе с полями, где пересушены почвы. Там любая спичка превращалась в большой пожар».

Согласно условиям проекта, инвесторы также должны отремонтировать плотины, которыми перекрыты дренажные каналы, идущие из заказника; после проекта они обязаны будут провести повторное заболачивание, на которое при иных обстоятельствах может не найтись денег.

Пожар на болоте, Столинский район. Фото Вадима Замировского

Инвестиции во вред: могут пострадать смежные территории

Из минусов торфоразработки – на время работ между заказником и участком, где будет вестись торфодобыча, построят противофильтрационные дамбы, но, как считает болотовед Аннет Тиле, даже они не могут полностью локализовать понижение уровня воды.

Можно сравнить ситуацию с болотом Жада: при его реорганизации говорилось о торфодобыче на 100 гектарах. Защитники природы утверждали: добыча торфа изменит гидрорежим на окружающих территориях В «Заключении по вопросу изменения площади заказника «Озёры» также отмечено что изменения плохо повлияют на озёра:

«Установлено, что мелиорация может изменять уровенный режим озёр в радиусе до 1,5 км с абсолютным снижением до 1 метра», – утверждают учёные.

А это значит, что гидрорежим изменится на территории, где уже вложены деньги в его восстановление. Как это будет работать в случае Морочно?

«Если всё сделать по правилам, то серьёзных проблем не будет, – считает Александр Козулин. – Ведь ситуация какая: это нарушенная территория, которая всё время горит, и пожары перекидываются на болота. Восстановить её почти невозможно, и поэтому лучше, чтобы там добыли торф, а потом заболотили».

Помогут ли инвесторы избежать убыточности?

С другой стороны интересов экологов стоят экономические интересы. В 2017 году на чешский рынок будет экспортироваться кипованный торф и грунт на более чем полмиллиона евро. Решение принято в конце ноября в Праге на заседании чешско-беларусской рабочей группы.

Торфопредприятие «Глинка» хочет работать прибыльно, поэтому международное сотрудничество так важно для него. В 2014 году стоял вопрос о его закрытии из-за убыточности, и как раз международное сотрудничество было призвано решить эту проблему. Поэтому в 2015 году было введено в эксплуатацию новое экспортоориентированное предприятие на базе «Глинки».

Противоречие между экологией и экономикой иллюстрируется следующим образом: новое предприятие построено при реализации госпрограммы «Торф» на 2008 – 2010 годы и на период до 2020 года. Но в рамках этой же программы планировалась разработка восьми болот согласно 794 постановлению Совета Министров – а именно её отмены добивались экологи несколько лет.

Получается, что иногда модернизация отрасли стоит рядом с уничтожением болот, хотя в теории этого можно избежать: торфяной отрасли необходимы оптимизация сбыта и уменьшение масштабов производств, чтобы уйти от убыточности, а территорий для них, согласно новым документам 2015 года, больше, чем нужно.

Удастся ли совместить рациональность и устойчивость?

Является ли такая политика в отношении болот устойчивой? Вероятно, в видении принимающих решения в Беларуси, да. Даже основополагающий документ – Национальная стратегия устойчивого развития до 2030 года – описывает мелиорацию как приоритет в развитии сельского хозяйства, а в названии Стратегии 2015 года «устойчивый» и «рациональный» являются синонимами.

И это попытка совместить несовместимое в тренде: насколько хрупок баланс между зелёной и атомной энергией в Беларуси, так же сложно сделать торфоразработку средством защиты природы.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 11.01.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.